гиперактивный малыш

С Вовой и его мамой, Лизой, я познакомилась все в той же группе кратковременного пребывания. Он оказался самым старшим в группе: остальным детишкам было около 1 года и 3 месяцев, а Вове уже исполнилось год и 8 месяцев. Дети такого возраста, входящие в группу, часто становятся опорой для педагога, поскольку быстрее усваивают правила, активнее включаются в занятия, ведя за собой других детей. Но мои надежды быстро рассеялись. Первое, что поразило меня в Вове, — его отчаянный взгляд. В нем было и упрямство, и обида, и непокорность, но самое главное — какое-то внутреннее беспокойство. Его мама, Лиза, выглядела уставшей, но при этом очень сосредоточенной на поведении сына. И не случайно, ведь она прекрасно знала, чего можно от него ожидать.

Читайте также:  Активность. С точки зрения мамы и ребёнка.

Первые несколько месяцев Вова отказывался принимать участие в занятиях, что бы мы ни делали. Мама прикладывала массу усилий, чтобы уговорить его включиться в общие игры, пальчиковую гимнастику или музыкальные занятия. Единственное, что он любил, — это ходить в физкультурный зал. Но и там он не желал принимать участие в «организованной» активности и делал только то, что хотел сам. Разбрасывал игрушки, грубо швыряя их на пол. Других детей бил, особенно если ребенок играл чем-то, что в этот момент понравилось Вове. В общем, всем нам приходилось несладко! Рассказ Лизы и медицинская карта подтвердили: у Вовы диагноз ГРДВ — гиперактивное расстройство с дефицитом внимания. И мы начали работу…

Мнение уставшей мамы…
Он еще так мал, а я уже так устала. Что же будет дальше? С рождения спал плохо, кричал постоянно. Думала — колики, пройдет, но ничего не проходит. Постоянно в движении, даже во сне крутится так, что подушка, простыня и одеяло падают на пол, а потом и он падает на них. Днем невозможно оставить одного: тут же куда-нибудь заберется, что-нибудь сломает или разобьет. И даже не остановится, дальше бежит, лезет. Иногда кажется, что он вообще меня не слышит. Другие дети послушают внимательно, сделают, что их просят. А мой — нет. Чуть что — истерика, на полу валяется, бьет ногами, кричит. Уже все перепробовала: пыталась и спокойно говорить, и кричала, и наказывала. Ничего не действует…

С точки зрения малыша…
Я бы хотел остановиться, но почему-то никак не могу. Мои ноги меня не слушаются. Я очень устаю от того, что куда-то бегу. А еще мои ручки меня не всегда слушаются. Иногда интересные вещи попадают мне в руки. И так бывает жалко, когда они ломаются! Я хочу сделать что-то, например, построить большую башенку, но не получается. И тогда я сержусь на свои ручки, а они все вокруг раскидывают. Мама на меня часто ругается. Я даже уже жду, что она начнет ругаться, что я опять бегаю или опять что-то сломал. К вечеру я ужасно устаю, но мои ноги все равно продолжают бегать. От усталости я кричу, а потом, наконец, падаю и засыпаю…